СЕГОДНЯ: 12 Июля 2020

 

Для кого особо опасен коронавирус и как снизить вероятность заражения


 

 

 

 

 

 

Новоcти

Архив новостей »

 

 

Система Orphus

Наверх ↑

Героев наших имена

Героев наших имена. Николай Пичугов: «Очень хочется, чтобы не повторились те жестокие годы»

Опубликовано: 29.04.2020 10:05


Просмотров: 401
Героев наших имена. Николай Пичугов: «Очень хочется, чтобы не повторились те жестокие годы»

 До­рогие ка­рабаш­цы, мы продолжаем делиться с вами воспоминаниями на­ших от­важных зем­ля­ков, тех, кто не ща­дя сво­ей жиз­ни, до­бывал по­беду на по­лях сра­жений, ко­вал ее в тылу. Николай Пичугов в числе тех, кому посчастливилось вернуться с войны домой, в родной Карабаш. За ожесточенные бои за Прагу в мае 1945 года наш земляк был награжден орденом Славы третьей степени. В 2005 году Николая Алексеевича не стало, но остались его воспоминания.

«Когда началась Великая Отечественная война, я работал в Карабашской геологоразведочной партии сменным буровым мастером. Наша буровая вышка находилась на 12 горизонте шахты «Центральная». 24 июля 1941 года, когда я работал во второй смене, мне сообщили, что вызывают к стволу. И уже через час я был в военкомате. Там была составлена команда и нас увезли в Кыштым, а там усадили в эшелон и отправили в сторону Дальнего Востока.

Мы, конечно, возмущались, что война идет на западе, а нас везут на восток, но нам объяснили, что Япония состоит в союзе с Германией и может выступить против нас. За год моей службы на Амуре (с 1938 по 1939 год) японцы неоднократно нарушали наши границы, и поэтому мы оправданно ожидали их нападения на наш Советский Союз в 1941 году.

С прибытием на Дальний Восток мы не отлеживались в казармах и не ели кашу даром, а занимались в ночное время строительством укреплений и укрытий для солдат и боевой техники, а днем строили ложные аэродромы, устанавливали самолеты из фанеры, засыпали песком полосы для взлета. Это мы делали потому, что японские разведывательные самолеты летали вдоль наших границ, и иногда вклинивались на нашу территорию и наблюдали за нашими приготовлениями. Укреплением дальневосточных границ мне и моим друзьям пришлось заниматься до сентября 1942 года.

На многочисленные докладные об отправке на фронт я неизменно получал отказ. Наконец, в сентябре 1942 года нам сказали, что мы полностью выполнили задачу Верховного Главнокомандования и наши просьбы удовлетворили.

В октябре 1942 года, когда мы прибыли в Москву, меня направили во вновь организованную по приказу товарища Сталина 31-ую учебную противотанковую бригаду.  В эту бригаду подбирали исключительно младший комсостав. У меня было звание – старшина. Мы окончили курс подготовки, дали к нам пополнение молодых ребят 1924-25 годов рождения и на одно ружье ПТР пришлось пока вместо двух человек ставить трех – настолько они были слабые. В 1943 году нашу бригаду направили по разным фронтам. Я со взводом ребят попал под Киев и принимал участие в его освобождении. При 812 стрелковом полку 304-й стрелковой дивизии  была противотанковая рота, где я и принял свое боевое крещение. В первых боях из ружья ПТР я подбил легкий танк и бронемашину, которые прикрывали отход немецких войск. Через несколько дней получил за это медаль «За боевые заслуги». А в канун 1944 года мы с боями освободили Житомир, и нашей дивизии  присвоили звание 304-я Житомирская дивизия. Освободили мы Львов, а потом с тяжелыми боями вышли в Карпаты. Карпаты оказались для нас очень сложным и трудным боевым участком. Крутые и затяжные горы с обрывами и лесами. Кроме этого, иногда была третья полоса: немцы, русские, а сзади нас появлялись бандеровцы. Преодолев трудности Карпат, мы начали освобождение Кракова и других городов и сел Польши.

Но основным направлением был Берлин. Проходя по городам и селам Украины и Польши, мы видели, как немцы оставляли кровавые следы – убитые старики, дети и женщины. Все это еще больше поднимало у наших солдат ненависть, злобу к врагам и увеличивало наши силы.

Освободив Польшу, наша часть вошла в Германию. В немецких городах и селах дома были пустыми, и только с верхних этажей временами били снайперы и солдаты, преданные фашизму и Гитлеру. На пути к логову озверевшего врага человечества на возвышенности перед нами оказался лот противника. Взять штурмом дот нам не удалось. Командование решило не рисковать напрасно жизнями солдат и отложило штурм до ночи. С наступлением темноты была выделена группа воинов, в составе которой был и я. Наша задача – подползти незаметно для врага к ходам сообщения и закидать немцев гранатами. Почти без потерь удалось нам выполнить задачу командования. За взятие дота группа была награждена правительственными наградами. Я получил орден Отечественной войны второй степени.

Много разного было на войне, но особенно отчетливо мне запомнились два момента.

В марте 1944 года были особенно жестокие бои. Мы преследовали врага. В небольшом перерыве между боями я стоял среди убитых товарищей и давал клятву беспощадно бить врага, не щадя своей жизни, до последней капли крови. Это был момент, когда мне сказали, что я могу считать себя кандидатом в члены ВКП(б), пожали мне руку и вручили кандидатский билет. В действующей армии кандидатский срок был установлен три месяца. Этого периода было достаточно, чтобы каждый вступающий мог доказать свою преданность делу партии.

Второй незабываемый момент был в июле 1944 года. Мы несколько часов дрались за одно село, от которого остались одни развалины и печные трубы. Кгад мы начали преследовать отступающего врага по чистому полю, на нас налетели фашистские самолеты и начали «обрабатывать» нас из пулеметов, но мы продолжали  преследовать врага. В этой суматохе догнал меня связной и сказал, что меня вызывает командир роты, который находился метрах в ста сзади меня. Тут же, в кювете у дороги состоялось короткое и малолюдное партийное собрание. Так был организован мой прием в члены ВКП(б). Наше собрание дважды прерывалось налетом вражеских самолетов. Но все обошлось хорошо. Вместе с партийным билетом мне вручили медаль «За отвагу».

Еще одно событие не забудется никогда. В августе 1944 года меня ранило осколком в левую руку. 18 дней я числился при санроте 812 стрелкового полка, а на самом деле доставлял боеприпасы из тылов полка на передовые позиции. А 1 сентября 1944 года я снова был на передовой командиром взвода ПТР, а затем командиром стрелкового взвода.

К огорчению, наш путь на Берлин в конце апреля 1945 года был приостановлен, и наша дивизия была направлена на освобождение чехословацкой столицы – Праги. 6 мая 1945 года в ожесточенных боях за Прагу меня ранило. День Победы мне пришлось встречать на операционном столе. За эти последние бои за Прагу меня наградили орденом Славы третьей степени, который я получил уже дома. Домой я добирался на костылях. Пришлось проститься с любимой профессией разведчика природных ископаемых.

С тех пор прошло много лет, но для нас, солдат Великой Отечественной, очень дороги воспоминания о войне, о нашей молодости и дружбе. Многие отдали жизни, здоровье за независимость нашей Родины, за жизнь будущих поколений. И очень хочется, чтобы не повторились те жестокие годы».

(Из воспоминаний Пигугова Н.А.).

 

 

Другие новости

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика

Городская газета «Карабашский рабочий»