Плавучий «пылесос»: как очищали Карабашский пруд в 1968 году
(Фото современного земснаряда из открытых) источников

Плавучий «пылесос»: как очищали Карабашский пруд в 1968 году

26.11.20211min0
26.11.20211min0
foto-sovremennogo-zemsnaryada-iz-otkrytyh-istochnikov-1280x756.jpg

Когда только начиналось обсуждение проекта очистки акватории Карабашского пруда, инициированного Русской медной компанией, наши читатели задались закономерными вопросами. Чистили ли дно пруда в прошлом? И если да, то с использованием каких технологий? С помощью архивных номеров газеты «Карабашский рабочий» нам удалось восстановить реальную историю очистки водоёма в 1968 году.

Детально вспомнить о событиях полувековой давности не так-то просто. Многие их очевидцы в прошлом были ещё детьми. А кто-то знает о делах давно минувших дней только со слов своих родителей, бабушек или дедушек.

Многие старожилы города, к которым мы обращались с этой темой, утверждали, что в советские годы Карабашский пруд очищали от донных отложений с помощью плавучего экскаватора – драги. Вполне возможно, что в определённое время этот способ, действительно, применяли для выемки ила, мусора и гранулированного шлака с дна водоёма.

Но один из способов очистки пруда оказался задокументирован благодаря газете «Карабашский рабочий». В 1968-1970 годах пруд чистили с помощью земснаряда – специализированного судна, предназначенного для выкачивания водогрунтовой смеси по трубопроводу.

На открытое письмо пенсионера ответил директор комбината

Общественное обсуждение эта история получила после письма в редакцию пенсионера А. Подъячева, опубликованного в номере от 19 сентября 1965 года. «Карабашский заводской пруд я знаю с 1910 года, — писал тогда неравнодушный житель города. – Ещё будучи 8-летним мальчишкой с товарищами ловили здесь рыбу, купались, население пользовалось водой для питья (здесь и далее текст сохранён в авторской редакции, — прим. автора).

Пруд в то время представлял красивейший водоём, берега которого были заросшими камышами, вокруг была зелень. В нём водилась не только рыба, но и дикие утки.

Позднее, в годы Советской власти, в зимнее время на пруду устраивались каток, катушки; летом работали водная и лодочная станции, была вышка для прыжков в воду. Хорошая набережная и многое другое – всё это привлекало молодёжь к городскому водоёму, где она находила хорошее место отдыха. Здесь занимались зимним и летним спортом, устраивали различного рода соревнования, игры.

Теперь же городской пруд запущен, он загрязняется сточными и ливневыми водами, и самое страшное, что пруд сильно обмелел, и по площади его зеркало стало гораздо меньше.

Это происходит из-за того, что в него сбрасывается вода медеплавильного производства, от грануляции шлака, с которой идут мелкие частицы и заиливают дно и всю юго-восточную часть пруда.
В конце концов, если не принять мер, пруд превратится в грязную лужу, он и сейчас имеет довольно неприглядный вид. Набережная разбивается, зелени не стало, водная и лодочная станции ликвидированы, вышка разобрана, на их месте торчат из воды деревянные сваи. Вода до того загрязнена, что санэпидемстанция запретила пользоваться ею не только для питья, но и для купания. Скоро здесь нельзя будет брать воду и для технических надобностей. <…>

Пруд надо спасать».

Через некоторое время читателю и другим горожанам ответил на волнующий вопрос через газету директор горно-металлургического комбината Н.А. Саханский:

«По заданию комбината Московской конторой проектно-конструкторских работ треста гидромеханизации «Главспецпромстроя» в первом квартале 1965 года закончен одностадийный проект очистки заводского пруда. Проект находится на утверждении в совнархозе. При отпуске необходимых средств (650 тыс. рублей) будет приступлено к очистке пруда силами специализированного треста «Уралсибгидромеханизация», с которым имеется договорённость».

«Металлический остров» прибыл в Карабаш через три года

В начале лета 1968 года корреспондент «Карабашского рабочего» Н. Кожаров достаточно подробно и поэтично описал работу земснаряда, который начал откачивать донные отложения из водоёма:

«В уголке заводского пруда, нарушая привычный его облик, появился земснаряд. Нитки труб, качаясь на металлических понтонах, соединяют его с берегом. Когда идёшь по шаткому мостику на земснаряд, то слышно, как в трубах шумит пульпа. Этот звук напоминает морской прибой. Как будто волны лижут гальку и с шорохом отбегают назад.

В машинном зале гудит мощный насос. Каждый час он подаёт в трубопровод 1600 кубометров воды, а вместе с ней – 160-180 кубометров грунта.

Работа идёт днём и ночью. Три раза в сутки сменяются на вахте механизаторы из Миасского отделения треста «Уралсибгидромеханизация». 16 человек приходят сюда, на этот металлический остров, и следят за работой двигателей, приборов. Если нужно, устраняют неполадки. <…>

Пять месяцев шёл монтаж оборудования и трёхкилометрового трубопровода, а двадцать пятого мая, точно в назначенный срок, в трубах забилась пульпа. Сейчас работа по очистке пруда идёт полным ходом.

Вот на какое-то время шум двигателя затихает. Лебёдка поднимает из воды лопасти землерыхлителя. В них застрял какой-то предмет. Чаще всего это бывают пеньки деревьев, ржавые детали, куски шлака. Такие «подводные сюрпризы» в нашем пруду бывают довольно часто. Не останови вовремя мастер – и авария неизбежна. Но когда на вахте стоят ударники коммунистического труда – операторы Н.А. Прокопьев, Н.П. Коробейников, С.П. Кочедыков и В.И. Борисков, можно быть спокойным. Аварии не будет. <…>

Впереди у гидромеханизаторов много дел. За три года необходимо перекачать 480 тысяч кубометров ила и гравия, чтобы сделать заводской пруд глубоким и чистым, дающим возможность бесперебойно снабжать водой горно-металлургический комбинат.

Мы проходим по трапу над понтонами и выходим на берег, а стальные трубы идут дальше на юг. В них клокочет и бьётся пульпа. Скоро, совсем скоро, заводской пруд станет чистым».

Кстати, старожилы вспоминают, что пульпу из пруда сливали в пруд-отстойник. Сейчас на его месте – по правой стороне после улицы Уральской – находится болото. Говорят, что после откачки пруда дети долгое время находили там старые монеты и другие мелкие «сокровища».

На память карабашцам осталось фото земснаряда

2 декабря 1965 года плавучий земснаряд 12-Р-7 был остановлен и поставлен на зимнюю стоянку. Тем не менее, даже зимой работы не прекратились. В зимние месяцы специалисты увеличивали длину трубопровода до 4500 тысяч метров.

«Это самый длинный трубопровод из тех, по которым когда-либо приходилось отправлять пульпу гидромеханизаторам на Южном Урале, — пишет Н. Кожаров зимой 1968 года, — а поэтому за зиму на пути трубопровода предстоит построить перекачивающую станцию с мотором нагнетания пульпы 1600 кубометров в час».

За полгода работы из пруда откачали более ста тысяч кубометров грунта. Местами углубление водоёма достигло с двух до семи метров. Новый этап откачки начался в апреле 1969 года. И в следующем году из пруда было откачано примерно в два раза больше донного осадка.

На память о тех событиях благодаря фотографу А. Праведникову остался снимок земснаряда 12-Р-7 на фоне Золотой горы.

Плавучий «пылесос»: как очищали Карабашский пруд в 1968 году

Старое фото на странице газеты выглядит не очень чётко. Но оно вполне позволяет представить, как выглядело специальное судно, которое помогло очистить Карабашский пруд более пяти десятилетий назад.

Татьяна КОЖЕВНИКОВА

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x