Нам, детям войны, было не до учёбы

Нам, детям войны, было не до учёбы

15.09.20161min0
15.09.20161min0
p1asm9ape5ifukpt164afpg14k15.jpg

Галине Климовой пришлось пойти на работу в 14 лет – ей надо было кормить семью.

Своего отца Галина Алексеевна почти не помнит. В 1941 году уроженец Челябинска Алексей Гаврилович Кузнецов ушёл на фронт и пропал без вести. Официальное подтверждение семья получила только в 43-м. Гале в это время было 4 года. Уже будучи взрослой она пыталась хоть что-то узнать о судьбе отца, писала запросы в Москву. Оттуда ответили: найден полный тёзка, но он моложе. О вашем солдате сведений нет.

— Моя мама была неграмотная, не работала, нас у неё было трое – я и два брата, жилось нам тяжело, — вспоминает Галина Алексеевна. — В 14 лет мне пришлось идти работать, в школу я не ходила – не с кем было оставить племянников. Помню, как приехали представители из городского отдела народного образования, чтобы посмотреть наши бытовые условия. Я попросила их устроить меня в швейную мастерскую, где шили платья. Я занималась ручной работой и даже перевыполняла  план, но меня невзлюбила заместитель директора и уволила, когда директор уехал в командировку. Потом работала на ткацкой фабрике, но вскоре меня и ещё 150 человек сократили.

Казалось, жизнь наладилась в 1958 году – Галина вышла замуж. Но вскоре мужа призвали в армию, на Дальний Восток. А с Галиной, которая в то время работала на стройке штукатуром-маляром, случилось несчастье: она упала с высоты. Жива осталась чудом. После этого муж забрал её с собой. На Сахалине они прожили два с половиной года, но оказалось, что местный климат уральцам не подходит, и Климовы вернулись в Челябинск, к галиной маме.

— Мама умерла в 1967-м, она была уже слепая, но до последнего пыталась нам помогать, — рассказывает Галина Климова. — В тот же год моего мужа-милиционера перевели в Сатку, там он работал инструктором по служебно-розыскным собакам. Из Сатки мы переехали в карабашский военный городок, прожили 3 года. Но потом родственники позвали нас в Таджикистан, писали, что есть и квартира, и работа. Как выяснилось позже, родне было просто одиноко. А мы оказались без жилья и работы в чужом краю. Жили в вагончике вшестером — четверо детей  и мы. Муж устроился работать токарем, а я – в воинскую часть. Однажды сослуживец мужа предложил нам переехать в местечко на границе Таджикистана и Киргизии…

В середине девяностых в Таджикистане началась гражданская война. В стране царила анархия — не платили зарплату, не выдавали пенсии. Чтобы выжить Климовым пришлось продать мебель и посуду. Перебивались случайными заработками, ездили на шабашки в Сибирь. В 1995 году Галина Алексеевна с внучкой приехали в Карабаш. Родившаяся и выросшая в России, теперь она была вынужденным переселенцем. Беженцем. По закону таким людям власть обязана в течение пяти лет предоставить жильё. Хотя девятиметровую комнату по улице Пятилетки, где прописана Галина Климова, сложно назвать пригодной для проживания.

Впрочем, военное детство и послевоенная юность воспитали в этой женщине стойкий характер. Она привыкла трудиться – ремонтировала квартиры, лепила пельмени в кафе. Не сидит на месте и сейчас: любит бродить по лесу, собирать грибы, ягоды, зимой совершает лыжные прогулки. Не дают скучать и девять внуков и шесть правнуков.

— Главное, чтобы рядом были те, кого любишь, — считает Галина Климова. – А в жизни бывает всякое. На то она и жизнь.

  

 

 

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x