Память о мужестве и героизме Александра Сугоняева живёт в сердцах карабашцев

Память о мужестве и героизме Александра Сугоняева живёт в сердцах карабашцев

03.05.20221min0
03.05.20221min0
sugonev-1280x860.jpg

Редакция газеты «Карабашский рабочий» продолжает рассказывать истории городских улиц в рубрике под названием «Их имена носят улицы», которую мы запустили на страницах газеты в преддверии 200-летнего юбилея Карабаша. Сегодня наш материал посвящён улице Сугоняева.

Несмотря на то, что наш маленький уральский городок находился далеко от военных действий в годы Великой Отечественной войны, она всё же прошла через судьбы его жителей. Около пяти тысяч карабашцев ушли защищать Родину, около трёх тысяч навсегда остались на полях сражений. Был среди них и молодой парень Александр Константинович Сугоняев, который самоотверженно сражался с фашисткой нечистью и стал Героем Советского союза. Его имя навечно вписано в историю Великой Отечественной войны.

В Центральной библиотеке Карабаша о жизни и подвиге Александра Сугоняева хранится целый альбом, в котором по воспоминаниям его родных, знакомых и одноклассников подробно описана биография нашего героя, а также собраны его фотографии и письма с фронта. Составителем альбома стал карабашский учитель Татьяна Тряпицына. Кроме того, в фонде городской библиотеки имеется книга под названием «Ради мира на земле», которая была выпущена в 1975 году. В ней опубликован рассказ о Сугоняеве, авторства журналиста Т. Д. Софьиной. Вот что нам удалось узнать из альбома и рассказа о нашем герое-земляке

Прилежный ученик и незаменимый помощник

Родился Александр Сугоняев в 1923 году в селе Тюбук ныне Каслинского района Челябинской области в крестьянской семье. Саша был младшим, четвертым ребёнком. Помимо него в семье Сугоняевых воспитывались его старший брат Иван и две сестры – Нина и Катя.

Саша рос крепким и здоровым мальчиком. Мать говорила: «Шурка (в семье его так называли) уральским ветром со дня рождения обмыт, родился в поле, на полосе, потому его никакая хворь не возьмёт».

Александр был любимцем в семье. Старший брат Иван и сёстры Нина и Катя любили его за то, что он был послушным ребёнком, не лез никуда и не хныкал зря. А Саша с самых юных лет с большим уважением относился к старшему брату, очень любил его.

Родители с раннего возраста приучали детей к труду, и Шура был, пожалуй, самым добросовестным работником в семье. Охотно брался за любое дело, не гнушался никакой тяжёлой работы.

В 1933 году, когда Саша закончил 3 класс, семья Сугоняевых переехала в Карабаш. Сначала он учился в начальной школе № 6, а в 5 классе перешёл в среднюю школу № 2. Александр учился прилежно и хотел стать инженером. На уроках он был дисциплинированным. Внимательно слушал учителя и всегда был готов к урокам.

Когда Александр учился в 7 классе, его старшего брата взяли в Красную Армию, и Саша остался главным и незаменимым помощником матери. На прощание Иван сказал ему: «Ну, знаешь, кем останешься? Старшим. Отцу в шахте тяжело. А девки что, какая помощь от них? Вот и помни – ты теперь главный мужик в доме, Александр Константинович Сугоняев».

А как был рад и горд Шурик, когда узнал, что Иван получил офицерское звание и что его танк – самый лучший в подразделении. Саша тоже мечтал пойти в армию и быть танкистом, как старший брат.

Между тем в семье Сугоняевых жизнь шла своим чередом. Отец целыми днями был занят на шахте, а Шура с матерью управлялись по хозяйству. И вот ранним утром 22 июня 1941 года немцы вероломно напали на нашу страну. Началась жестокая война, которая перевернула размеренную жизнь сотни тысяч людей, в том числе и молодого парня Александра…

На фронт вслед за братом

Когда началась Великая Отечественная война, Александр Сугоняев учился в 9 классе. Но закончить школу ему так и не удалось… Война ворвалась в каждый дом, в каждую семью маленького уральского городка. Тревожно было и в доме Сугоняевых. Молча уходил на работу в шахту отец. Приумолкла мать, и даже сёстры меньше ссорились между собой. Шура буквально на глазах повзрослел, вытянулся, похудел. Всегда не очень разговорчивый, он и вовсе замолчал. Вечерами долго не мог заснуть, мыслями был далеко. Он был там, на передовой, в одном танке со старшим братом. Четвёртый месяц шла война. Школа отодвинулась на задний план. Теперь не это казалось главным Шуре…

И вот пришло долгожданное письмо от брата. Он писал, что лежит в госпитале, в городе Дегтярске Свердловской области. Незамедлительно Александр поехал навестить Ивана.

Три дня был Шура в госпитале. Брат много рассказывал о боях, о том, как немцы жгут и грабят Украину, издеваются над мирным населением, мучают красноармейцев, попавших в плен. Каждое слово раненого брата глубоко западало в сердце Александра. И когда настало время расставаться с братом, Саша сказал: «Знаешь, Ваня, вернусь домой и сразу в военкомат пойду. В танкисты буду проситься. Не могу я больше за книжками сидеть, да и тебя заменить надо, за раны отомстить».

И Александр сдержал своё слово, после настойчивого прошения в военкомате его отправили в учебное подразделение танковой части. Первый раз он оторвался от семьи. Армейская жизнь вначале давалась ему с трудом. Обстановка в училище была суровой, учёба напряжённой, условия жизни тяжкими. Но Саша старался всё преодолеть и не показывал, насколько ему нелегко вдали от дома. Свой долг перед Родиной он считал превыше всего. И лишь со своими родными он делился переживаниями и страхами. В письме домой он писал: «Родные мои! Фронтовики рассказывают, как приходится действовать в бою, особенно механику-водителю. Они говорят, что у нас здесь на танкодроме рай, а впереди серьёзные упражнения, стрельба, а вдруг не выдержу?».

В ответ Александру пришло письмо, где сестра Катя сообщала о домашних делах, просила, чтоб чаще писал домой – мать и отец тоскуют. Писала, что нет весточек от Ивана, который сразу после госпиталя ушёл на фронт. В конце письма сестра написала очень важные для Саши слова: «Как это не выдержишь? Не имеешь права. Держись Шурка!» И пошло домой коротенькое: «Даю тебе, сестра, честное комсомольское слово – малодушия больше не будет».

Фронтовые дороги

В мае 1942 года Александр Сугоняев окончил курсы механиков-водителей. Работал инструктором при воинской части. Затем в составе танковой колонны «Свердловский комсомолец» попал на фронт. Александр Сугоняев вёл по фронтовым дорогам, по бездорожью новенький «Т-34», сделанный уральскими умельцами из уральского металла.

Своё первое боевое крещение Александр принял под Орлом. Сразу с марша на большой скорости и открыв шквальный огонь, Александр ворвался на передний край немецкой обороны. Стреляли со всех сторон, с земли, с воздуха. Сугоняев пристально всматривался вперёд, там, на небольшой полоске, рвались снаряды и мины. Осколки металла барабанили о броню, а фонтаны поднимаемой снарядами земли то и дело закрывали обзор. Были моменты, когда вообще ничего не было видно. И вот вражеский снаряд пробил бортовую броню. Машина загорелась. Сбить пламя не удалось. Под огнём немецких пулемётов и миномётов экипажу пришлось покидать горящий танк. Командир был тяжело ранен в обе ноги. Александр взвалил его на плечо и вынес к своим. За первый бой Александр Сугоняев был награжден медалью: «За отвагу».

Ребята иногда по-доброму шутили над Сугоняевым: «Заворожён ты, что ли, Шурка, или слово, какое знаешь? Всегда выходишь целым и невредимым». А тот отшучивался: «У меня против них, гадов, средство есть одно, на наших уральских травах настоянное…».

В своих письмах родным скромный Александр не писал о спасении командира в бою и присвоении ему наград, не писал он и о сожжённых и подбитых танках врага, и о десятках уничтоженных захватчиков. Но о боевом пути его части ярко говорят документы. Тринадцать приказов Сталина, в которых личному составу части, где служил Сугоняев, объявляется благодарность за отличные боевые действия по овладению городами: Бобруйск, Минск, Барановичи, Слоним, Брест, Радом, Лодзь, Томашув и вторжение в пределы Бранденбургской провинции. За участие в уличных боях по освобождению столицы Белоруссии – Минска Александр был награждён орденом Отечественной воины 1 степени.

Последний бой

Александр Сугоняев отличался боевой смекалкой и храбростью. Не раз благодаря его находчивости удавалось выполнить боевое задание и с честью выходить из трудных ситуаций. В сражениях и маршах не замечал Александр, как идёт время. Много друзей потерял, одноклассников, с которыми уходил добровольцем. Из дома получил горькую весть: брат сгорел в танке.

Шёл 1945 год. Часть, в которой служил Александр, двинулась к границам гитлеровской Германии.
В коротких передышках Саша сообщал родным: «Жив, здоров. Нахожусь, как вы знаете, на передовой линии. Письма от вас получаю часто, но самому много не приходится писать».

В феврале 1945 года подразделения советских танкистов получили приказ совершить марш-бросок и овладеть городом и крепостью Альтдамм. И опять танк Сугоняева был в самых жарких местах. Бой был тяжёлым, снаряды один за другим попадали в танк Александра.

Из рассказа Т. Д. Софьиной: «…Казалось, нет больше ни земли, ни неба – всё тонуло в дымовой завесе, в грохоте и скрежете. В танке стояла такая жара, что впору было снять с себя комбинезон. Пот катил градом, застилал глаза. Шура смахивал его взмахом головы. Руки от рычагов нельзя было оторвать ни на секунду. Александр искусно уводил танк от прямых попаданий. И вдруг он остановился, разорвало одну гусеницу. Новый выстрел – и лопнула вторая. Шура потянул рычаг управления. Танк вздрагивал, но не трогался с места. Взрывы раздавались совсем рядом. «Покинуть танк!» – услышал Александр. Он оглянулся. Командир, бессильно опустив руку, сползал вниз. Со лба текла струйка крови. И тут Шура почувствовал, что ранен. Острый, горячий осколок впился в бедро. Наши танки уходили вперёд. Немцы, видимо, решили захватить их экипаж в плен. «Не возьмут! – крикнул Александр. – Мы еще повоюем!». Раздались пулемётные очереди. Но фашисты, не считаясь с потерями, повторяли свои атаки. Расстреляв все патроны, Александр открыл люк, прикрываясь крышкой, размахнулся, бросил гранату, вторую. Воспользовавшись замешательством врага, танкисты перевалились из машины на землю. Они уже ослабели. Сзади показались родные «тридцатьчетверки». А немцы продолжали наступать. Осталась одна граната… «Вот так. Бросай!». Взрыв лишь ненадолго остановил фашистов. Сугоняев, прихрамывая, с трудом вышел из-за танка, прислонился к его броне и нажал спуск автомата. Он видел, как упал один, другой, третий. Вот остро кольнуло в живот, руку, грудь. Качнулась земля, небо… Собрав последние силы, взмахнул автоматом и опустил его на голову подбежавшего фашиста. Шура уже не видел, как новенькая «тридцатьчетверка» ворвалась на пригорок, как в панике бежали гитлеровцы. Наши войска овладели городом…»

Несколько суток боролись врачи за жизнь Александра, но слишком много крови он потерял, слишком тяжёлыми были раны. Он умер 20 марта 1945 года. Экипаж танка Александра Сугоняева уничтожил в той операции шесть танков, девять самоходных артиллерийских установок, девяносто автомашин и до двухсот вражеских солдат и офицеров.

Мать каждый день заглядывала в почтовый ящик, молча наблюдал за ней отец. Тревожные сны были у обоих в последние дни. Никак не могли они привыкнуть к мысли, что нет уже в живых Ивана. Замолчал и Шурик. Последние письма были с подступов к Балтике. И вот легло в почтовый ящик солдатское письмо.

Дрожащими руками вскрыла мать конверт. А почерк, чужой, казённый, отпечатанный на машинке: «Уважаемая Анна Сергеевна! Ваш сын – старшина Сугоняев Александр Константинович – в боях за Советскую Родину погиб смертью храбрых. За героический подвиг, совершённый Вашим сыном, Указом от 27 февраля 1945 года Президиум Верховного Совета СССР присвоил ему высшую степень отличия – звание Героя Советского Союза. Подвиг его никогда не забудется нашим народом».

Подвиг не забыт

На площади, на берегу городского пруда, стоит памятник. На мраморном обелиске – силуэт молодого красивого парня в танкистском шлеме. Взгляд устремлён вперед, сурово сжаты губы. Руки – на рычаге управления. По праздникам встаёт к памятнику Героя Советского Союза Александра Сугоняева почётный караул, ложатся цветы к его подножию.

В 2017 году на здании, где раньше располагалась начальная школа № 6, в которой учился танкист, совершивший боевой подвиг, по инициативе редакции газеты «Карабашский рабочий» в рамках акции «В память о герое» была установлена мемориальная доска. Кстати, многие жители нашего города помнят, что в этой школе существовала «парта героя». На школьной парте, за которой сидел Александр Сугоняев, был установлен флажок, а за ней могли сидеть только отличники. Школьники соревновались за это право.

Носит имя Героя Советского Союза и школа № 2, в которой учился Александр Сугоняев.

Кроме того, в 1945 году именем героя Советского Союза была названа улица Сугоняева.

Из протокола № 10: «Заседание исполкома Карабашского горсовета депутатов трудящихся от 1 июня 1945 года исполком решил: улицу им. Клары Цеткин (Северный рудник), где вырос и жил до армии товарищ Сугоняев, переименовать и присвоить ей имя героя Советского Союза Сугоняева.
Улицу Зелёная (Северный рудник) переименовать и присвоить ей имя Клары Цеткин».

Корреспондент газеты «Карабашский рабочий» решила прогуляться по улице Сугоняева, найти дом № 20, в котором когда-то жила семья Александра, и спросить у местных жителей, знают ли они, чью фамилию носит их улица.

Улица Сугоняева находится в Северной части города, по соседству с ней располагаются улицы 8 Марта и Ударная. Улица довольно населённая, на ней имеется порядка 50 домов, большинство из которых, отметим, находятся в ухоженном состоянии. Кто-то использует их в качестве летней дачи, а кто-то проживает здесь постоянно. Многие из жителей этой улицы уже избавились от старых домиков и построили на своих участках новые, красивые, современные дома.

Для начала мы попытались найти тот самый дом № 20, в котором жил Александр Константинович. Как оказалось, на этом участке уже возведён новый жилой дом, а старый домик на два окошка практически разрушен. К сожалению, пообщаться с нынешними хозяевами дома, в котором жила семья Сугоняевых, нам не удалось.

Однако с нами с удовольствием разговорился житель из дома напротив – Сергей Плаксин.

– На этой улице я живу уже больше полувека, с 1969 года. О нашем герое-земляке, в честь которого была названа улица, знаю прекрасно. Александр Константинович Сугоняев – танкист, является героем Советского Союза, совсем молодым парнем героически погиб на фронте во время Великой Отечественной войны. Всегда гордился тем, что улица, на которой я живу, носит имя такого достойного человека. Знаю, что его имя также носит школа № 2. Считаю, что о таких людях, подвигах, событиях важно помнить и передавать эту память из поколения в поколение, – сказал Сергей Плаксин.

Дарья НАЗАРОВА

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x