Жительница Карабаша надеется, что на дне городского пруда отыщут табельное оружие её отца

Жительница Карабаша надеется, что на дне городского пруда отыщут табельное оружие её отца

22.11.20211min0
22.11.20211min0
gorodskoj-prud-1280x853.jpg

Недавно «Карабашский рабочий» рассказал об истории возникновения и примечательных моментах из «биографии» Карабашского пруда. Как оказалось, этот небольшой водоём хранит личную тайну семьи Сапегиных. И, спустя целых семьдесят четыре года после случившегося, Людмила Николаевна решила поделиться этой тайной с нашими читателями.

В Карабаш приехал политруком

Отец Людмилы Даниловой Николай Андреевич Сапегин родился в 1909 году в селе Пахтовка Оханского района Свердловской области. С молодости он связал свою жизнь с партийной работой и в 1929 году в возрасте двадцати лет вступил в ряды ВКП(б).

В Карабаш Николая Сапегина отправили парторгом на шахту «Центральная». До этого он некоторое время занимался работой комсомольской организации на огнеупорном заводе по производству кирпичей в соседнем Кыштыме, где и познакомился со своей будущей супругой Ниной Ивановной.

В предвоенные годы в семье Сапегиных родилось трое детей-погодок: старшая дочь Валентина, сын Владислав и младшая дочь Людмила. Семья проживала на улице Освобождения Урала в доме №58, неподалёку от действующего управления завода «Карабашмедь».

Глава семьи позже работал начальником городского отдела продснаба, а затем стал старшим следователем НКВД. На службе ему и выдали наган иностранного производства.

О начале Великой Отечественной войны Николай Сапегин и его сослуживцы узнали немного раньше, чем другие жители Карабаша. Его дочь вспоминает, что уже 21 июня 1941 года отца вызывали в призывной пункт. И уже в первый день войны он собрался на фронт. Из дома ничего не взял и сказал жене, что скоро вернётся.

— Папа не терпел слёз и долгих расставаний, — говорит Людмила Николаевна. – Схватил пиджак и уехал. 1 июля 1941 года его мобилизовали в город Красноуфимск для прохождения курсов усовершенствования политсостава запаса.

Но в тылу Николаю Сапегину пришлось оставаться недолго. После окончания курсов политрука отправили в действующую армию на ржевское направление. И уже тогда он осознал, что домой не вернётся. Ведь именно под Ржевом в начале войны шли самые жестокие бои с фашистами, и советская армия несла там колоссальные потери, о которых в прежние годы было не принято упоминать.

По пути на фронт Николай Андреевич успел заехать в Ревду к сестре жены и сказал ей, что больше не увидит своих детей. Попросил у неё ложку, кружку, вещмешок и некоторые другие предметы, которые специально не взял из дома, чтобы не огорчать близких. Он понимал, что жене и без того трудно воспитывать трёх маленьких детей и часто говорил ей: «Вот вырастут, будем тогда гулять, отдыхать».

После этого жена увидела Николая Сапегина всего один раз – она приехала на встречу с ним в Златоуст, где он непродолжительное время занимался погрузкой орудий для отправки на фронт. А последней памятью об отце для Людмилы Николаевны стало его письмо из Красноуфимска, которое до сих пор хранится в её домашнем архиве.

«Я убит под Ржевом»

Название известного стихотворения Александра Твардовского, которое поэт написал в память о погибших в одной из самых ужасных битв Великой Отечественной войны, начертано на портрете Николая Сапегина. Справка из центрального архива министерства обороны Российской Федерации сухо подтверждает этот трагичный факт: «…службу проходил в 381 стрелковой дивизии. Пропал без вести 17.02.1942 г. <…> Части 381 стрелковой дивизии на 17.02.1942 г. вели боевые действия в окружении в районе Н. Окороково, расположенного в 16 км. юго-западнее г. Ржев Калининской области».

Бой в окружении, заведомо обречённый на поражение. По свидетельствам очевидцев, которые называли Ржевско-Вяземскую операцию (8 января – 20 апреля 1942 года) не иначе, как «мясорубкой», поля в тех краях были буквально устланы трупами. Целью этой операции был разгром немецкой группы армий «Центр».

Советские войска тогда сумели отбросить гитлеровцев на западном направлении на одну-две сотни километров, освободили Московскую и Тульскую области. Однако нескоординированность действий советских войск в начале войны и атаки на укреплённые немецкие пункты вместо их обхода и взятия в окружение привели к огромным потерям личного состава и не позволили успешно завершить операцию.

— О судьбе отца мы узнали только в 2010 году, когда Министерство обороны рассекретило архивы, — рассказывает Людмила Николаевна. – Но мы понимали, что он погиб. Косвенным подтверждением стала пенсия на детей, которую получала мама. Её давали только детям погибших фронтовиков.

Жительница Карабаша надеется, что на дне городского пруда отыщут табельное оружие её отца

Как наган оказался в пруду

Перед отправкой на фронт Николай Сапегин хотел сдать свой табельный наган. Но, говорят, что в военкомате ему попался молодой и растерянный сотрудник, который не принял оружие. Супруге пришлось спрятать наган дома, чтобы дети не нашли опасную игрушку.

Однако в 1947 году девятилетний Владислав всё же вытащил оружие из комода и побежал во двор показывать мальчишкам. Мать увидела это, расстроилась и перепрятала наган на чердак. Но и там он не укрылся от наблюдательного сынишки.

И тогда Нина Ивановна решила избавиться от нагана. Зимним утром, когда старшие дети ещё спали, она пошла за водой для стирки на Карабашский пруд. Дом семьи Сапегиных был недалеко от берега и старой пожарной станции. Нина Сапегина бросила наган в прорубь, набрала воды и вернулась к детям.

В послевоенные годы женщина пыталась узнать о судьбе своего мужа. Ездила в Красноуфимск, писала запросы в разные инстанции. Но долгие годы эти заботы оставались тщетными.

— Мама в детстве окончила начальную школу, потом доучивалась, — говорит Людмила Николаевна. – Он работала в средней школе №4 (№1), где был госпиталь, в военкомате. Дольше всего была старшим бухгалтером в пенсионном отделе горисполкома. Работала до самой пенсии, и после этого её приглашали учить молодых сотрудниц.

Более подробно восстановить хронологию событий ушедшей эпохи удалось только самой Людмиле Николаевне. Хоть сейчас она и носит другую фамилию, в разговоре часто называет себя именно Сапегиной в память о своём мужественном отце.

Наша героиня и сама отличается необычайной жизненной стойкостью, ведь на её долю, помимо лишений военного времени и потери отца, выпало не менее тяжёлое испытание. С двух месяцев её дочь тяжело заболела, и с тех пор Людмила Николаевна неустанно заботится о ней.

Людмила Данилова бережно хранит историю своей семьи. Дома её окружают старые фотографии и документы, которые приходилось собирать по крохам. И Людмила Николаевна надеется, что специалистам, которые будут очищать этой зимой дно Карабашского пруда, возможно, попадётся старый наган её отца, Николая Сапегина.

Татьяна КОЖЕВНИКОВА

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x